Preview

Oriental Studies

Расширенный поиск

Археологические памятники Калмыкии по современным картографическим источникам

https://doi.org/10.22162/2619-0990-2022-60-2-333-348

Полный текст:

Аннотация

Введение. При работе с современными картами Республики Калмыкия замечено, что на них присутствует большое количество объектов, обозначенных знаком кургана/бугра. Целью данного исследования является изучение информативности современных картографических источников в работе по локализации археологических памятников Республики Калмыкия. Результаты. В итоге выявлено 7 860 объектов, с большой вероятностью являющихся курганами: большая часть точек расположена на территории Ергенинской возвышенности, Кумо-Манычской впадины и Сарпинской низменности, несколько меньше плотность объектов в западной части Калмыкии (северо-западный склон Ставропольской возвышенности) и еще меньше объектов обозначено в Прикаспийской низменности. Распределение объектов на карте республики соотносится с известным фактом о различной плотности курганов в разных природно-географических зонах Калмыкии. Хоть и на исследованных картах отмечены не все курганы, однако локализованы памятники, выделяющиеся своими размерами: 1 580 объектов из 7 860 имеют указание высоты. В итоге составлена обзорная карта с наиболее крупными объектами. Как известно, крупные курганы очень редко стоят поодиночке, обычно они маркируют целую группу, состоящую из более мелких по размеру памятников. Выводы. Исследованные картографические материалы являются важным источником в дальнейшем изучении памятников археологии. Полученные данные будут использоваться при выездах на местность и при разработке методики дешифровки аэрофото- и космоснимков. Работа в этом направлении позволит выявить не только крупные памятники, но и памятники меньших размеров.

Об авторе

Эрдни Анатольевич Кекеев
Калмыцкий научный центр РАН (д. 8, ул. им. И. К. Илишкина, 358000 Элиста, Российская Федерация)
Россия

младший научный сотрудник



Список литературы

1. Топографические карты 2011–2022 — Топографические карты 2011–2022 [электронный ресурс // Спутниковые карты. URL: https://satmaps.info/ (дата обращения: 01.12.2021).

2. Введение

3. Согласно принятой на сегодня методике полевых археологических работ, перед каждым выездом в «поле» проводится сбор всей доступной информации о районе будущих работ. В числе других источников привлекаются исторические и современные карты. Этот этап позволяет соотнести будущие исследования с уже проведенными работами, а также еще до выезда ознакомиться с физико-географическими особенностями района обследования. В процессе этапа изучения современных топографических карт замечено, что на них присутствует большое количество объектов, обозначенных знаком кургана/бугра. Было решено отметить все подобные объекты на территории респуб­лики и соотнести полученные данные с известными фактами о погребальных памятниках археологии Калмыкии.

4. Целью данного исследования является изучение информативности современных картографических источников в работе по локализации археологических памятников Республики Калмыкия.

5. Изучение топографических карт Рес­публики Калмыкия

6. Для создания основного проекта было использовано программное обеспечение Quantum GIS с модулем Quick Map Services. После загрузки этого модуля у программы появляется функция совмещения растровых и векторных карт из разных источников: Yandex Map, Google Maps, Bing Satellite, Космоснимки и др. Важным инструментом стала программа SASPlanet, имеющая схожий функционал, но позволяющая экспортировать растровые слои с точной привязкой. Дополнительным источником стал интернет-ресурс satmaps.info, содержащий в свободном доступе необходимые карты [Топографические карты 2011–2022].

7. Были изучены топографические карты масштабом 1:100 000 и 1:200 000 территории всей Калмыкии, общая площадь которой составляет более 74,7 тыс. км2. Первыми были исследованы 69 карт более крупного масштаба: L-37-084; М-38-137 — М-38-140; L-38-008; L-38-020 — L-38-022; L-38-028 — L-38-034; L-38-040 — L-38-047; L-38-049 — L-38-059; L-38-061 — L-38-071; L-38-073; L-38-076 — L-38-082; L-38-089 — L-38-094; L-38-104 — L-38-107; L-38-116 — L-38-119. Кроме этого, были использованы карты масштаба 1:200 000 — L-37-XVIII, L-38-II, L-38-III, L-38-IV, L-38-XXIV. По информации, указанной на картах, установлено, что топографическая съемка была произведена с 1980 по 1998 гг., карты изданы в период с 1982 по 2000 гг.

8. При составлении этих карт была произведена топографическая съемка, локализованы и нанесены основные объекты: подробный рельеф с высотными точками, населенные пункты и отдельные строения, элементы гидросети, дорожная сеть и т. д. Одним из этих элементов стали возвышения, обозначенные на этих картах как курганы/бугры. Согласно принятой методике, отдельные бугры, выделяющиеся по высоте на местности, показываются условным знаком курганов и бугров. Частотой знаков отображается относительная густота расположения бугров на участке [Условные знаки 1983: 65].

9. Для степной местности Калмыкии чаще всего эти объекты можно отнести к курганным насыпям. На изученных топографических картах они отмечены знаками кургана/бугра (рис. 1а) [Условные знаки 1983: табл. 24, пункт 222/2а], тригонометрического пункта на кургане (рис. 1б) [Условные знаки 1983: табл. 1, пункт 2] и точки съемочной сети на кургане (рис. 1в) [Условные знаки 1983: табл. 1, пункт 6].

10. В результате обследования был создан векторный слой, куда вошли все точки отмеченные вышеуказанными условными знаками. Всего было выявлено 10 969 объектов. Некоторые из них имеют свое название (62 объекта), большая часть которых сопровождается сокращением «кург.» (курган) и «к-ны» (курганы) (рис. 2, а-б) [Условные знаки 1983: 79], встречаются обозначение «г.» (гора) и «буг.» (бугор) (рис. 2, а-б) [Условные знаки 1983: 77]. Дополнительным признаком является составная часть «курган» или «толга» (калм. толhа ‘курган, холм, пригорок’ [КРС 1977: 502]), например, объект, обозначенный знаком кургана/бугра, — название «буг. Пять Курганов» или объект, обозначенный знаком тригопункта на кургане, имеет названием «буг. Хоюр-Толга» (рис. 2в).

11. Повторной проверке подверглись объекты, расположенные поблизости от населенных пунктов, животноводческих стоянок, гидротехнических сооружений, шоссейных дорог, перекрестков и др. (рис. 1г). Местоположение подозрительных объектов сверены с космоснимками высокого разрешения и установлено, что 3 109 объектов с большой вероятностью не являются курганными насыпями. Расположенные на территории, подвергающейся антропогенному воздействию, они, скорее всего, являются результатами современных земляных работ.

12. В итоге выявлено 7 860 объектов, с большой вероятностью являющиеся курганами: 7 753 объекта обозначены знаком кургана/бугра, 279 — знаком тригонометрического пункта на кургане и 28 — знаком точки съемочной сети на кургане (рис. 3, рис. 4). Площадь Республики Калмыкия насчитывает 74 700 км2, т. е. средняя плотность выявленных объектов равна 10,5 объектов на 100 км2 (см. таблицу 1).

13. Изучение созданной картосхемы показало, что большая часть точек расположена на территории Ергенинской возвышенности, Кумо-Манычской впадины и Сарпинской низменности, несколько меньше плотность объектов в западной части Калмыкии (северо-западный склон Ставропольской возвышенности) и еще меньше объектов обозначено в Прикаспийской низменности. Распределение объектов на карте республики соотносится с известным фактом о различной плотности курганов в разных природно-географических зонах.

14. Для прослеживания данной закономерности был создан отдельный растровый слой природных зон Республики Калмыкия, источником стала карта «Районирование природных кормовых угодий» из Атласа «Природные ресурсы Калмыцкой АССР» [Районирование 1985] (рис. 5).

15. Для упрощения дальнейших расчетов 13 районов были сгруппированы в пять основных зон: Ергенинская возвышенность (более 17 700 км2), Кумо-Манычская впадина (более 6 000 км2), Сарпинская низменность (более 22 000 км2), Ставропольская возвышенность (около 2 400 км2) и Прикаспийская низменность (около 26 300 км2) (рис. 6).

16. Характеристика основных физико-гео­графических зон

17. Ергенинская возвышенность (эрозионно-возвышенная равнина) характеризуется полынно-ковыльно-типчаковыми степями на комплексах светло-каштановых почв с солонцами. Расположена в умеренно аридной зоне со среднегодовыми осадками 300–400 мм и теплым летом [Ташнинова, Ташнинова 2010: 52].

18. Ергенинская возвышенность представляет собой невысокую асимметричную эрозионно-возвышенную равнину, осложненную балками и оврагами. Возвышенность протянулась почти меридианально от Волги (в районе г. Волгограда) до долины реки Восточный Маныч. Длина возвышенности достигает 350 км, ширина — 20–50 км, высота — 160–221 м. Балки расположены широтно и находятся на расстоянии 5–10 км друг от друга. Длина балок колеблется в пределах 20–80 км. В южной части Ергеней балки становятся намного шире (до 1 000–3 000 м) и глубже (до 100–130 м). Размеры балок свидетельствуют, что в древности здесь протекали широкие и глубокие реки. Восточный склон Ергенинской возвышенности круто (на 70–80 м) обрывается к Прикаспийской низменности. Глубокие балки восточного склона Ергеней образуют между собой гребни в сторону Прикаспийской низменности, называемые хамурами (калм. хамр ‘холм, возвышение’ [КРС 1977: 573]). Протяженность этих гребней-хамуров достигает 80 км [Очир-Горяева, Кекеев, Буратаев 2020: 16].

19. Кумо-Манычская впадина по природному районированию 1984 г. состоит из Манычской ложбины и долины р. Кумы [Районирование 1985]. Манычская ложбина, как и Ергенинская возвышенность, расположена в умеренно аридной зоне со среднегодовыми осадками 300–400 мм и теплым летом, а долина р. Кумы относится к среднеаридной зоне со среднегодовыми осадками 250–300 мм и жарким летом [Ташнинова, Ташнинова 2010: 52].

20. В середине третичного периода впадина периодически заливалась морскими водами, образуя пролив, соединявший Кас­пийское и Черное моря. В ложбине сформировались две речные долины — Западного и Восточного Маныча, а также р. Кумы. Долина Маныча имеет пойменную и три надпойменные террасы. Пойменная терраса Западного Маныча заполнена в настоящее время водами озера Маныч-Гудило и Пролетарского водохранилища, а в пойме Восточного Маныча находится Чограйское водохранилище. Из надпойменных террас на протяжении обеих долин ясно выражена только вторая [Ташнинова и др. 2008: 95].

21. Сарпинская низменность представляет собой плоскую равнину со слабым уклоном к юго-востоку. По природному районированию Сарпинская низменность состоит из Приергенинской равнины с лиманами, Северной и Южной Сарпинской равнин, Сарпинской ложбины [Районирование 1985]. Сарпинская низменность относится к среднеаридной зоне со среднегодовыми осадками 250–300 мм и жарким летом [Ташнинова, Ташнинова 2010: 52].

22. Прикаспийская низменность представляет собой равнину, полого наклоненную к Каспийскому морю, большая ее часть лежит ниже уровня моря (до -28 м). Прикаспийская низменность делится на Астраханскую песчаную равнину, район Бэровских бугров, Центрально- и Южно-Черноземельскую песчаные равнины и Приморскую песчано-солончаковую низменную равнину [Районирование 1985].

23. Астраханская и Черноземельские песчаные равнины, район Бэровских бугров находятся в среднеаридной зоне со среднегодовыми осадками 250–300 мм и жарким летом, а Приморская низменная равнина расположена в сильноаридной зоне со среднегодовыми осадками менее 300 мм, для теплого периода характерны высокие температуры [Ташнинова, Ташнинова 2010: 52].

24. На Ставропольской возвышенности (северо-западный склон Ставропольской возвышенности, междуречье Егорлыка, Калауса и Маныча) расположено два крайних западных района Калмыкии — Городовиковский и Яшалтинский. Данная территория относится к слабоаридной зоне с осадками более 400 мм и нормальным теплым летом.

25. По описанным показателям видно, что наиболее благоприятными для проживания человека и ведения хозяйства являются западные (северо-западный склон Ставропольской возвышенности) и центральные районы Калмыкии (Ергенинская возвышенность и Кумо-Манычская впадина), менее благоприятна северо-восточная часть республики (Сарпинская низменность), и наихудшими показателями обладает Прикаспийская низменность, расположенная в сильноаридной зоне.

26. Распределение выявленных объектов по физико-географическим зонам

27. Выявленные на топографических картах объекты распределились следующим образом: Ергенинская возвышенность — 4 345 объектов (24,6 объекта на 100 км2), Кумо-Манычская впадина — 1 332 объекта (22,34 объекта на 100 км2), Сарпинская низменность — 1 802 объекта (8,2 объекта на 100 км2), Ставропольская возвышенность — 175 объектов (7,3 объекта на 100 км2) и Прикаспийская низменность — 204 объекта (0,77 объекта на 100 км2).

28. Попробуем соотнести эти показатели с известными фактами об археологических памятниках Калмыкии. На Ергенинской возвышенности и в Кумо-Манычской впадине в основном сосредоточены крупные курганные группы бронзового века. Могильники часто имеют устройство в виде одной или нескольких параллельных цепей, протянувшихся в широтном направлении. В ряду курганов регулярно встречаются насыпи высотой более 3–4 метров в высоту, длина таких групп достигает нескольких десятков километров.

29. Высокие, хорошо просматриваемые издали гребни Ергенинской возвышенности служили наиболее благоприятными местами для возведения монументальных курганных некрополей древнего населения [Очир-Горяева, Кекеев, Буратаев 2020: 16].

30. В Сарпинской низменности большая часть исследованных памятников датирована ранним железным и средними веками. Курганы часто представляют собой курганные группы, расположенные на небольших повышениях рельефа в виде курганного поля. Протяженность могильников, как правило, небольшая, курганы располагались бессистемно в виде скоплений произвольной формы. Большие курганы в этих краях немногочисленны, в основном насыпи редко превышают высоту 1 м [Очир-Горяева 2008: 147–149].

31. Возможно, этот факт повлиял на разницу в плотности обозначенных объектов — на местности гораздо легче выявляются крупные курганы и группы, состоящие из большого числа насыпей на Ергенинской возвышенности и в Кумо-Манычской впадине. Для топографов видимые издалека крупные насыпи являлись, прежде всего, надежным ориентиром, который было важно закрепить на карте. Возможно, в Сарпинской низменности реальная плотность курганов гораздо выше, чем плотность обозначенных объектов. Небольшие размеры курганов (до одного метра), часто встречающиеся в виде бессистемных скоп­лений, трудно назвать значимыми ориентирами.

32. Низкая плотность выявленных объектов на территории западных районов Калмыкии объясняется другим фактором. Эти территории заметно благоприятнее остальной части Калмыкии, этот факт должен влиять и на плотность населения в древние эпохи. Однако сегодня умеренно континентальный климат и доступность водных ресурсов позволили развить в этих районах Калмыкии пахотное земледелие. В отличие от остальной части республики в Городовиковском и Яшалтинском районах пахотные земли занимают достаточно большой процент от общей площади — 1 800 из 3 515 км2, т. е. более 51 %. В остальных районах Калмыкии пахотными землями занято только 9,2 % общей площади (6 563,2 из 71 216,1 км2). По-видимому, в этом районе большая часть курганов уже распахана, и они продолжают исчезать с каждым годом.

33. Что касается объектов на территории Прикаспийской низменности, где наблюдается самая низкая плотность объектов, можно привести пример Сарпинской низменности — слабая выраженность курганов на местности и их небольшие размеры. Отметим, что на данной территории найдено несколько десятков развеянных древних поселенческих памятников, подтверждающих факт заселенности Прикаспийской низменности с эпохи мезолита [Кольцов 2005: 34–48].

34. В результате проведенного анализа показано, что информация из топографических карт, с определенными оговорками, может быть использована в археологических исследованиях. Распределение выявленных объектов по природным зонам подтвердило, что во время топографических работ курганы воспринимались в первую очередь как ориентиры на местности. Крупные курганы, регулярные цепи на водоразделах хорошо заметны издалека, а мелкие скопления курганов, тем более распаханные памятники могли расцениваться как малозначимые объекты или остались незамеченными вообще.

35. Сравнение с ранее проведенными работами по картографированию памятников археологии

36. После выделения районов с наиболее объективными показателями была предпринята попытка соотнести выявленные объекты (курганы?) с выявленными погребальными памятниками.

37. Основным источником информации стала работа «Археологическая карта Рес­публики Калмыкия. Часть I (Ики-Бурульский, Приютненский, Целинный, Черноземельский районы)», в которой приводятся систематизированные данные об археологических памятниках, выявленных в 1982–2011 г., — 191 группа (1 201 курган) и 27 поселенческих памятников (местонахождения и стоянки) [Археологическая карта 2016].

38. К сожалению, не все курганы удалось точно локализовать, у части памятников отсутствуют точные координаты, есть только словесное описание, у части — указан неправильный формат координаты. В результате создан слой с 984 курганами, которые, за небольшим исключением, расположены в средней и южной частях Ергенинской возвышенности (Целинный и Ики-Бурульский районы) и на севере Манычской ложбины в границах Приютненского района.

39. После этого было проведено сравнение реальных курганов с объектами, которые обозначены на топографических картах как курганы/бугры. Установлено, что из 984 курганов 290 отмечены на топографических картах как курганы. Другими словами, при съемке местности топографами было зафиксировано 29,5 % курганов — почти каждый третий.

40. Понимая всю условность дальнейших вычислений, попробуем экстраполировать показатели обследованного района на всю территорию Ергенинской возвышенности и Кумо-Манычской впадины. Если топографами зафиксировано 29,5 % курганов, то выходит, что плотность курганов на Ергенинской возвышенности (около 17 700 км2) равна 83,39 кургана на 100 км2, общая численность может достигать 14 800. Показатели в Кумо-Манычской впадине (около 6 000 км2) несколько ниже — 75,68 курганов на 100 км2, т. е. общее количество равно 4 500 курганов.

41. Сравним полученные данные с подобными вычислениями других специалистов. По информации Е. В. Цуцкина, на опытном участке по трассе канала Волга-Чограй (Приергенинская равнина, западная часть Сарпинской и Прикаспийской низменностей) и в зоне затопления Калмыцкого водохранилища площадью 328,5 км2 традиционными методами обнаружено 122 кургана (37,14 курганов на 100 км2). С помощью дешифровки космоснимков на этом же участке выявлено 730 курганов — более 222 курганов на 100 км2 [Цуцкин 1987: 117].

42. Кроме этого, Е. В. Цуцкин предложил применить этот показатель к территории всей Калмыцкой АССР (площадь — 75,9 тыс. км2) и привел показатель в 177 500 курганов [Цуцкин 1987: 118].

43. В конце концов эти данные попали в официальные источники, в которых говорится о том, что на территории Калмыкии насчитывается «более 200 000 археологических памятников» [Государственная охрана 2002: 22].

44. Позднее такой прием расчетов и получившийся результат были поставлены под сомнение [Очир-Горяева 2008: 53]. Специалистами Научно-производственного центра Волгоградской области, имеющими опыт сплошного обследования и составления археологической карты, было высказано мнение, что цифра 200 тысяч явно завышена в несколько раз [Назаров 1997: 22–23].

45. Более реальной кажется цифра, полученная в результате обследования традиционными методами, — 122 кургана на 328,5 км2 [Цуцкин 1987: 117], т. е. 37,14 курганов на 100 км2. Можно округлить эту цифру до 40–45, так как территория была обследована в кратчайшие сроки, а равнина близка по физико-географическим показателям к условиям Сарпинской низменности, где в основном известны курганы малого размера, редко превышающие один метр в высоту.

46. Схожие цифры приводит Д. А. Буваев: площадь участка опытных работ «Чограй» (южная часть Ики-Бурульского и Приютненского района Калмыкии и северные районы Ставропольского края) составила 4 200 км2, здесь с помощью методик дешифровки ДДЗ (данных дистанционного зондирования) выявлено 2 200 курганов [Буваев 2014: 236]. Плотность равна 52,38 кургана на 100 км2. Автор этой статьи не указывает причины выбора именно этого участка для проведения опытных исследований. Однако необходимо отметить, что большая плотность курганов в долине р. Восточный Маныч известна давно. Например, в долине Восточного Маныча, в 1965–1967 гг., в зоне затопления Чограйского водохранилища были проведены спасательные раскопки, где на участках общей площадью около 50 км2 было раскопано 329 курганов [Кекеев, Буратаев 2016: 262].

47. Для работы по дешифровке спутниковых снимков большим преимуществом Кумо-Манычской впадины являются относительно ровный рельеф и отсутствие густой растительности. Курганные группы, устроенные в виде цепи, часто имеют в своем составе несколько крупных курганов. Обычно группы состоят из одного-трех рядов курганов, протянувшихся в широтном направлении. Такие объекты на открытой местности достаточно легко поддаются идентификации. Обнаружение одного или нескольких крупных курганов дает возможность спрогнозировать расположение более мелких памятников.

48. С учетом приведенных данных скорректируем получившиеся ранее результаты. Возьмем показатели, приведенные Д. А. Буваевым, как меньшее значение. Вычисленные ранее по топокартам показатели возьмем как верхние показатели. В результате получаем следующие цифры: предполагаемое количество погребальных памятников на Ергенинской возвышенности — от 9 300 до 14 800 курганов, а в Кумо-Манычской впадине — от 3 100 до 4 500 курганов.

49. Результаты оценки возможности использования топографических карт в картографировании археологических памятников Калмыкии

50. Проведенный анализ дал еще несколько важных наблюдений. Первое — топографы руководствовались правилом генерализации, так в группе, состоящей из нескольких курганов, на карту наносились наиболее крупные. На картах следующего масштаба количество отображаемых объектов уменьшалось, оставлялись только самые крупные объекты. В итоге на топографической карте даже мелкого масштаба можно проследить группы курганов, протянувшиеся линией по гребням водоразделов.

51. Второе наблюдение — указанная высота курганов определена топографами довольно точно (на картах даны округленные цифры), и эти показатели дают возможность локализовать наиболее крупные погребальные памятники Калмыкии (рис. 7, рис. 8, таблица 2). Известный курган Зунда-Толга высотой более 8 м расположен в 1 км северо-восточнее Чограйского водохранилища, т. е. в Кумо-Манычской впадине. Два объекта (один из которых называется Шокуньский) высотой более 7 м расположены в южной части Ергенинской возвышенности. Объектов высотой 6 м насчитывается 16: 13 на Ергенях (в том числе объекты Торунтын, Три Брата и Хундулан), 2 — в Кумо-Манычской впадине, 1 — в Сарпинской низменности. Количество объектов меньших размеров возрастает в следующей прогрессии: объектов высотой 5 м — 27, высотой 4 м — 108, 3 м — 266, 2 м — 1 160. Всего объектов высотой от 2 до 8 м насчитывается 1 580, 937 из которых расположены на Ергенинской возвышенности, 319 — в Кумо-Манычской впадине, 268 — в Сарпинской низменности, 29 — на северо-западном склоне Ставропольской возвышенности и 27 — в Прикаспийской низменности (рис. 7, рис. 8, таблица 2).

52. В результате изучения топографических карт сделана оценка возможности их использования в картографировании археологических памятников Калмыкии.

53. Основным недостатком современных топографических карт является тот факт, что топографическая съемка производилась, прежде всего, с целью создания точной карты местности. Интересующие нас археологические памятники — курганы — являлись для топографов объектами, которые выделяются на местности и могут служить ориентирами. В итоге на карту наносились только возвышения, выделяющиеся своими размерами.

54. Как известно, в разных физико-географических районах наиболее представлены погребальные памятники отдельных исторических эпох. Так для Ергенинской возвышенности и Кумо-Манычской впадины характерны крупные курганные группы, устроенные в виде одной или нескольких цепей. Основная часть могильников протянулась в широтном направлении и расположена на гребнях водоразделов. В группах регулярно встречаются большие курганы (высотой больше 3 м). Поэтому в этой зоне отмечено наибольшее количество объектов — 5 667. В Сарпинской низменности, наоборот, преобладают курганы раннего железного и средних веков. Памятники этого периода располагаются в виде бессистемных скоплений, курганы редко превышают один метр в высоту. Этим можно объяснить факт, что на территории Сарпинской низменности топографами отмечено всего 1 802 объекта — при площади, равной суммарной площади Ергенинской возвышенности и Кумо-Манычской впадины.

55. Для западных районов Калмыкии, расположенных на северо-западном склоне Ставропольской возвышенности, также характерна низкая плотность обозначенных курганов. Этот факт может объясняться тем, что здесь курганы были мелкого и среднего размера. Затем интенсивная распашка земель снивелировала большую часть курганов. Наименьшее количество курганов отмечено в Прикаспийской низменности. Здесь, как и в Сарпинской низменности, рельеф в основном совершенно плоский, а климат еще засушливее.

56. Была проведена попытка вычислить истинную плотность курганов. Для сравнения была использована информация из «Археологической карты Республики Калмыкия», где приведены данные по разведкам на Ергенинской возвышенности и Кумо-Манычской впадине [Археологическая карта 2016]. Были совмещены объекты, отмеченные на топокартах как курганы и реально существующие, выявленные памятники. Установлено, что почти 30 % курганов отмечено топографами знаком кургана. Для ориентира была привлечены результаты работы Д. А. Буваева. Им были проведена дешифровка космоснимков Кумо-Манычской впадины и южной части Ергенинской возвышенности [Буваев 2014: 236].

57. Кроме этого, удалось выявить и сильные стороны топографических карт. Первым преимуществом, конечно же, является площадь, охваченная съемкой, выявлены карты по всем районам Калмыкии общей площадью более 74,7 тыс. км2. На сегодняшний день изучение такой площади с целью выявления археологических памятников займет не один десяток лет. И ― только при условии преодоления дефицита квалифицированных кадров, грамотного планирования и проведения полевых работ при стабильном финансировании.

58. Хоть и на исследованных картах отмечены не все курганы, однако локализованы памятники, выделяющиеся своими размерами. 1 580 объектов из 7 860 имеют указание высоты. В итоге составлена обзорная карта с наиболее крупными объектами (рис. 7, рис. 8). Как известно, крупные курганы очень редко стоят поодиночке, обычно они маркируют целую группу, состоящую из более мелких по размеру памятников.

59. Заключение

60. Исследованные картографические материалы являются важным источником в дальнейшем изучении памятников археологии. Проведенное исследование показало основные сильные и слабые стороны это источника. Полученная информация не отвечает на все поставленные вопросы, но она дает ценные подсказки. Следует развивать методику применения комплекса картографических источников: создание детальных топографических планов отдельных территорий с уже известными памятниками, проведение аэрофотосъемки и разработка методики дешифровки как аэрофото-, так и космоснимков. Работа в этом направлении позволит выявить не только крупные памятники, но и памятники меньших размеров. Обследование местности и изображений, полученных с воздуха, может помочь в поиске поселенческих памятников, которые в отличие от курганов гораздо сложнее найти. Необходимо проведение поиска памятников, находящихся под угрозой разрушения, будь то районы активной природной эрозии, хозяйственной застройки или пахотные земли. Где-то разрушение происходит медленнее, где-то быстрее, но рано или поздно эти памятники исчезнут вовсе.

61. Источники

62. Топографические карты 2011–2022 — Топографические карты 2011–2022 [электронный ресурс // Спутниковые карты. URL: https://satmaps.info/ (дата обращения: 01.12.2021).

63. Sources

64. Topographic maps, 2011–2022. On: Topographic Maps Free. Available at: https://satmaps.info/ (accessed: December 1, 2021). (In Russ.)

65. Литература

66. Археологическая карта 2016 — Археологическая карта Республики Калмыкия (Ики-Бурульский, Приютненский, Целинный, Черноземельский районы) / М-во образования и науки РФ, Калмыцкий гос. ун-т им. Б. Б. Городовикова; под ред. П. М. Кольцова. Элиста: Джангар, 2016. 299 с.

67. Буваев 2014 — Буваев Д. А. Инвентаризация археологических памятников Калмыкии по материалам дистанционного зондирования // Археология Восточно-Европейской степи: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 12. Саратов: Научная книга, 2014. С. 232–240.

68. Государственная охрана 2002 ― Государственная охрана памятников истории и культуры в России: обзор существующей структуры управления в сфере охраны объектов культурного наследия (по данным на 01.12.2002) / сост. А. М. Тарунов. М.: НИИ Центр, 2002. 160 с.

69. КРС 1977 — Калмыцко-русский словарь / под ред. Б. Д. Муниева. М.: Русский язык, 1977. 765 с.

70. Кекеев, Буратаев 2016 — Кекеев Э. А., Буратаев Е. Г. Свод археологических памятников Кумо-Манычской впадины (1965–1967 гг.). Элиста: КалмНЦ РАН, 2016. 352 с.

71. Кольцов 2005 — Кольцов П. М. Мезолит и неолит Северо-Западного Прикаспия. М.: Воскресенье, 2005. 352 с.

72. Назаров 1997 ― Назаров А. А. Археологическая карта Волгоградской области // Особо охраняемые территории и формирование здорового образа жизни: тезисы докладов I Междунар. симпозиума (г. Волгоград, 8–14 сентября 1997 г.). Волгоград: Комитет по печати и информации Волг. обл., 1997. С. 22–23.

73. Очир-Горяева 2008 — Очир-Горяева М. А. Археологические памятники Волго-Манычских степей (свод памятников, исследованных на территории Республики Калмыкия в 1929–1997 гг.). Элиста: Герел, 2008. 298 с.

74. Очир-Горяева, Кекеев, Буратаев 2020 — Очир-Горяева М. А., Кекеев Э. А., Буратаев Е. Г. Ут Сала — курганная группа-гигант Ергенинской возвышенности // Бюллетень Калмыцкого научного центра РАН. 2020. № 2. С. 10‒28. DOI: 10.22162/2587-6503-2020-2-14-10-28

75. Районирование 1985 — Районирование природных кормовых угодий // Природные ресурсы Калмыцкой АССР. М.; Элиста: ГУГК при Совмине СССР, 1985. Л. 5.

76. Ташнинова, Ташнинова 2010 — Ташнинова Л. Н., Ташнинова А. А. Почвы аридных зон Калмыкии // Вестник Южного научного центра РАН. 2010. Т. 6. № 1. С. 52–61.

77. Ташнинова и др. 2008 — Ташнинова Л. Н., Буваев Д. А., Богун Н. М., Санджиева А. Г. Комплексные исследования природно-антропогенных экосистем Кумо-Манычской впадины (по материалам полевых экспедиций) // Вестник Калмыцкого института гуманитарных исследований РАН. 2008. № 3. С. 90–103.

78. Условные знаки 1983 — Условные знаки для топографических карт масштабов 1:25 000, 1:50 000, 1:100 000. М.: Военно-топогр. упр. Генштаба, 1983. 95 с.

79. Цуцкин 1987 — Цуцкин Е. В. Некоторые направления космической археологии // Археологические исследования Калмыкии. Элиста: КНИИИФЭ, 1987. С. 114–153.


Рецензия

Для цитирования:


Кекеев Э.А. Археологические памятники Калмыкии по современным картографическим источникам. Oriental Studies. 2022;15(2):333-348. https://doi.org/10.22162/2619-0990-2022-60-2-333-348

For citation:


Kekeev E.A. Archaeological Sites of Kalmykia: Contemporary Cartographic Sources Revisited. Oriental Studies. 2022;15(2):333-348. (In Russ.) https://doi.org/10.22162/2619-0990-2022-60-2-333-348

Просмотров: 59


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 License.


ISSN 2619-0990 (Print)
ISSN 2619-1008 (Online)